Шокирующая жестокость и продуманность, с которой были совершенны эти злодеяния, поражает своей масштабностью не только простых жителей, но и сотрудников полиции, повидавшей немало убийств за всю свою службу. [ознакомиться с сюжетом]

ВРЕМЯ В ИГРЕ: 2015 год, конец июля.
МЕСТО: Дублин • Абердин • Эдинбург


Добро пожаловать на мистический ролевой проект «DEATHLESS: the dead are back for life».
Мастера предлагают ознакомиться с полезными темами:
сюжеткнига тенейгостеваясписок персонажей
занятые внешностинужные персонажи
шаблон анкетшаблон npc
имена и фамилии

DEATHLESS: the dead are back for life;

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » DEATHLESS: the dead are back for life; » good omens. » глава первая. дерево висельника. [18.11.2014]


глава первая. дерево висельника. [18.11.2014]

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://38.media.tumblr.com/153977637df3964aa73f1a036f881338/tumblr_mr22x98dgF1rkf2rso1_500.gif

участники:
Gilroy MacKenna – vampire;
T.J. Hammond – human.

место и время действия:
Эдинбург и окрестности;
после захода солнца.

Отредактировано Gilroy MacKenna (2015-02-27 15:52:24)

0

2

накануне.
ты идёшь за ним следом почти невольно, бессознательно, прячась в тенях, шаг за шагом, бесшумно, невидимо - ты знаешь, что он не может тебя заметить, ты знаешь, что он всего лишь человек. ты теряешь драгоценные минуты в этой бессмысленной слежке - что если именно их тебе не хватит несколько часов спустя? но тебе нужно увидеть своими глазами куда он отправится - вернётся ли в дом, начнёт ли звонить кому-то, рассказывая о своей подозрительной встрече, рассказывая о призрачном шансе отыскать своего брата. ты не знаешь о нём почти ничего, ты не можешь предугадать его действия - и поэтому ты наблюдаешь за ним, исследуя и изучая. если он отправится с тобой, если он окажется честен - это будет полезным.

конечно, ты не бежишь за ним, провожая взглядом его мотороллер - он исчезает в ночи.

ты останавливаешься, достаёшь из кармана потрёпанную луковицу часов, крышка щелкает - третий час после полуночи едва перевалил за середину. у тебя еще так много дел - и так мало времени, Джилрой, тебе нужно поспешить, если ты хочешь успеть всё запланированное, всё намеченное - первым стоит утоление жажды, ты очень надеешься, что уже завтра тебя не будет в этом городе, ты оставляешь слишком много следов, ты не хочешь, чтобы тебя нашли - ты предпочитаешь искать сам, ты не любишь неприятные сюрпризы. тебя ведёт чутьё - тебе нужна кровь, ты слышишь её пульсацию, ты выходишь на охоту.

девочка совсем юная - что она делает так поздно одна в темноте улиц? твой голос шелестит - "я не причиню тебе вреда, милая", твой голос шепчет - "мне нужно совсем немного", твой голос уверяет - "ты ничего не почувствуешь". она сама подставляет шею - убирает длинные распущенные волосы, хочет, чтобы тебе было удобнее, верит тебе - ты постараешься оправдать её доверие. сейчас она лишь марионетка в твоих руках - ты не позволяешь ей ощутить боль, ты запрещаешь ей это - и она слушается. твои клыки легко прокусывают кожу. кровь-кровь-кровь, да, наконец-то - тепло разливается по твоему мёртвому телу. в твоём мире проходит несколько часов блаженства - в реальности лишь несколько секунд. ты отстраняешься - её пульс замедляется, но она не боится, это ведь не больно - умирать не больно, как уснуть. но нет, она не умрёт - ты аккуратно сдвигаешь рваные края укуса, быстрым движением отрываешь полоску от её чересчур тонкого платья - привычно пережимаешь артерии, останавливая течение крови. "всё будет хорошо, милая", - ты ручаешься за это, ей нужно лишь немного посидеть.

спустя несколько минут ты уже далеко.

кровь бежит по венам, ты стонешь от наслаждения, от этого забытого всего за несколько дней чувства - луна смотрит на тебя с небес, серебрит волосы, серебрит кожу своим мёртвым светом. серебрит капли крови, оставшиеся в уголке губ - ты вытираешь их пальцем, проводишь по нему языком, не желая упускать, слизывая остатки. теперь всё становится проще - режущая боль в висках смолкает, вытесняется томной негой. но тебе нужно спешить дальше - ты встряхиваешь головой словно большая кошка. следующая цель - городской архив, а дальше... дальше только слухи, шепотки в живущем ночной жизнью городе.

сейчас.
даже теперь, когда ощущение сытости еще не покинуло тебя, ты не рискуешь войти внутрь заполненного людьми кафе - сигарета в твоих пальцах тлеет, её кончик - единственное, что выдаёт тебя во тьме переулка, откуда отлично видно вход. ты с наслаждением затягиваешься, дым очищает разум - вчера ты выяснил все факты, выяснил все слухи. семья Терренса Хаммонда, ставшего вампиром, согласно пересудам и толкам, могла быть одной из тех, что отдали свою жизнь охоте на вас - Инквизиция. это лишь слухи, но слухи опасные - ты бы не пришел сюда, если бы газеты не твердили о белой вороне клана Хаммондов.

Ти Джей не пошел по стопам родителей - скорее всего. только поэтому ты здесь, поэтому ты ждёшь - ты доверился ему, он доверился тебе; ты надеешься, что не ошибся, цена ошибки слишком высока, слишком непомерна для тебя. ты рискуешь всем - тебе приходится, но вот чем рискует он? захочет ли рискнуть? ты пришел сразу после заката - еще не было шести, солнце ушло за горизонт раньше, чем ты думал, а добраться от твоего убежища сюда оказалось проще, чем ты думал - теперь же тебе остаётся только ждать. ждать и надеяться, что он придёт, что он не обманет тебя.

Отредактировано Gilroy MacKenna (2015-02-27 19:42:46)

+1

3

Этой ночью тебе не спалось. Липкое и беспокойное марево то и дело заключал тебя в свои объятья, но не приносило ни умиротворения, ни отдыха. Тревожные картины, полные агонии и крови, наполняли твои сны, заставляя то и дело просыпаться и слепо щуриться по сторонам — чтобы убедиться, что пугающие видения ушли. Растревоженное призраками прошлого и неслабо расшатанное различными препаратами сознание рисовало криком, рисовало тьмой и опасностью; затаившиеся в полумраке тени совсем не походили на монстров из детских страшилок, они казали не просто реальными, казалось, что их черные души срастались с тобой, пускали корни в твою хрупкую смертную оболочку, впиваясь в ткани, мышцы, кости мириадами крошечных жалящих ниточек.

В этих снах ты видел Терренса, ты видел как его лицо из привычной полуухмылки искажалось страшным звериным оскалом, ты слышал вой, уши закладывало от гула, напоминающего гул турбины самолета. И ты просыпался.

В своих снах ты видел нового знакомого - Джилроя; видел, как черты его молодого красивого лица безобразно искажаются, заостряясь в лунном свете. Ты четко чувствуешь волнами страх, исходящий от него. Страх сковывает и лишает воли. И ты просыпаешься.

Бессонные ночи не были для тебя в новинку. Танцы до утра - твоя обычная пятница, клубы до рассвета не закрывались, реки алкоголя, беспорядочные связи и сомнительные препараты - твой организм выдерживал и не такое, но этим утром ты еле поднял себя с кровати. А ведь впереди был целый день, богатый, как предполагалось, на события. Более того, нужно было отпроситься со следующей смены... Или не следовало спешить? Вдруг дерево окажется пустышкой? Вряд ли, конечно, но... Холодный душ бодрит, чашка кофе проясняет сознание, вперед, Ти Джей, у тебя сегодня полно дел.

***

С работы тебя отпустили с боем. Вероятно лишь природное обаяние и немножко лести помогли тебе вырваться, Джек, по счастливой случайности, был в ресторане (бедолага) и, мгновенно взяв его за жабры: "Семейные обстоятельства!! Замени меня!" Разве у него был выбор? Следующим пунктом программы был поиск машины. В родительском гараже стоял красавец-ягуар, записанный на твоё имя, но в тот гараж ты не ходил принципиально, не то чтобы тебя особо мучили призраки прошлого, но лишнее напоминание о своей глупости и о раскуроченном в лоскуты сердце никому не будет приятно. Значит аренда? Одолжить у кого-то? И вот ты только подумал, как уже стоял на пороге дома Карлайла, у которого ты с легкостью выклянчил ключи от потрепанного "хюндая".

- А ничего приличнее нет?
- Ти Джей, хавай, что дают! Вали давай!

Единственное, на что ты надеялся, что этот кусок металлолома доживет до Абердина. И обратно, да, обратно было бы отлично.

***

Вечер накрыл Эдинбург внезапно. Ты не заметил, как это произошло, просто в какой-то момент выглянул в окно, а там темно. Ты бросил беспокойный взгляд на часы, которые беспощадно показывали 17:50. До условленного места минимум полчаса езды, так что ты, как и предупреждал, опаздываешь. Главное, чтобы Джилрой тебя дождался... Но это в его же интересах? Чертова железка завелась лишь с третьего раза, но исправно доставила тебя к кафе, ты заглядываешь в огромные светящиеся окна, но не можешь отыскать высокую фигуру или рыжую макушку. Неужели ушел? Ты досадливо закусываешь губу, оглядываясь, не глуша мотор, но облегченно выдыхаешь, заметив его по другую сторону дороги. Если тебя не подводит зрение, само собой. Ты глушишь мотор, выходишь из машины и следуешь навстречу силуэту. Удача, тебе всё ещё не нужно покупать очки.

- Привет, - протягиваешь ему руку. - Опоздал.

Ты просто констатируешь факт, не извиняясь, ибо какой в этом смысл?

- Всё в силе? Едем?

Отредактировано T.J. Hammond (2015-05-28 00:01:02)

+1

4

ты куришь сигарету за сигаретой - пепел кружится словно ранний снег, падает куда-то во тьму; ты будешь пахнуть плохим табаком, ты уже чувствуешь, как запах оседает на тебе - на волосах, на коже, на одежде. ты выдыхаешь терпкий, густой дым - он поднимается вверх, ползёт по стенам домов, он стремится в небо - стремится к свободе. ты поднимаешь голову, следишь за ним долгим взглядом, он исчезает, растворяется в вышине. ты представляешь, что где-то там скрывается солнце - прячется за густыми облаками; ты представляешь, что где-то там оно улыбается тебе - ты представляешь, как солнечные лучи нежно гладят твою кожу, согревают своим теплом. ты почти ощущаешь эти прикосновения - ощущаешь как когда-то давно. сейчас они могут подарить тебе лишь крупные, болезненные ожоги - и смерть.

ты думаешь, что смерть - это не так страшно.

но ты хочешь жить - ты цепляешься за жизнь с настойчивостью пса, крепко сжимающего челюсти на добыче, не желающего отдавать своё, полученное с боем. бой был - ты вырвал свою жизнь из цепкой хватки Ан Горта Мор, ты потерял всё, что у тебя было - и обрёл бессмертие. ты не расстанешься с ним так просто - ты ценишь его и свою свободу. сво-бо-да. ты шепчешь её имя, оно слетает с губ легко - так же легко, как ты можешь лишиться её. можешь - и лишишься, если обратишься к Королеве. пока есть шанс справиться в одиночку ты не оставишь попыток, обратиться за помощью к Ней значило потерять всё, что ты имел. у тебя нет доверия к коронованным особам - ты ирландец.

ты всё еще смотришь наверх, вглядываясь в вечернее небо, как будто ты ждёшь откровения божьего - небольшой серебряный крестик до сих пор жжёт кожу. жжёт кожу лишь в реальности инквизиторов - в той, где вампиры являются созданиями тьмы и исчадиями ада. прожитые тобой годы твердят прописную истину, твердят, что самые страшные чудовища всегда - сами люди; никто и никогда не сможет опередить их в жестокости. но вы все равны перед тем, кто будет судить - и каждому воздастся по делам его. ты надеешься - ты примешь своё наказание с честью; ты пытаешься жить правильно не потому, что надеешься избежать его.

ты окутан дымом дрянных сигарет - из пачки ты вытягиваешь последнюю; щёлкает зажигалка - неожиданно громкий звук; ты подносишь сигарету к губам - затягиваешься; прошло уже полчаса - тридцать минут из тех часов, что отмерены тебе до рассвета. ты терпеливо ждёшь - он предупредил, что может опоздать. сколько должно пройти времени, прежде чем ты отчаешься? но вместе с этой мыслью подъезжает машина - останавливается напротив кафе, ты видишь сквозь тёмные стёкла его силуэт. видишь и выходишь на свет из своего убежища - значит, не обманул. он один, он приехал, он достал автомобиль - начало положено. ты облизываешь пересохшие губы, педантично кладёшь окурок обратно в опустевшую пачку, убираешь её в карман.

- опоздал, - подходишь к нему, киваешь, соглашаясь с его словами, он протягивает тебе руку, ты медлишь долю секунды - но всё же аккуратно сжимаешь её, выполняя ритуал приветствия. его ладонь тёплая - ты слышишь, как пульсирует кровь; его ладонь твёрдая - она не дрожит как еще только вчера, - рад, что ты приехал. едем, - улыбаешься уголком губ, разжимая пальцы, с неохотой лишаясь теплоты человеческого тела, с неохотой лишаясь такой близкой крови - но жажда загнана в дальние уголки твоего разума; жажда сыто ворочается, не нападает - ты поступил правильно, что вчера позволил ей напиться.

+1

5

Его рукопожатие твердое и уверенное, а ладонь отчего-то очень холодная, будто на улице была уже зима. От него пахнет дешевыми сигаретами и будто вековой пылью, хотя наверняка же тебе показалось, не может от человека так пахнуть. Судя по всему, ждал он тебя тут давно, возможно, даже пришел пораньше, что ж поделаешь с этими педантами, а он очень походил на того, у кого все книжки на полках расставлены по цвету обложек. У тебя же царил вечный бардак, в котором ты умудрялся как-то не потеряться сам, что само по себе было уже подвигом, а ежемесячная уборка, которую ты когда-то доверял горничной, теперь лежала на твоих неорганизованных плечах и воспринималась как что-то сравнимое с пыткой. Хватало тебя обычно минут на двадцать, затем же каждый шаг, каждая протёртая полка — подвиг. Нет, ты не был таким уж ленивым, не в этом была проблема твоей многострадальной квартирки, но в полной бессмысленности происходящего. Уже через несколько часов, а если бы повезло, то через несколько дней, вещи бы вновь равномерно расположились по стульям, а на полках хаотично бы скопилась разная мелочь. Так что, если возвращаться к изначальной теме твоих размышлений, то можно предположить, что вам сложно будет даже в этом довольно недолгом путешествии.

- Ну, тогда в путь, - киваешь и возвращаешься к "хюндаю", который на ближайшие часы станет вашим другом и соратником. - Всё успел?

Автомобиль повёл себя отлично, завёлся с первого раза и очень плавно тронулся с места, значит прямо с порога лицом в грязь не рухнул — уже маленькая победа. Что же дальше? Очень вероятно, что нужно было как-то развить разговор, но у тебя такого открытого и разговорчивого обычно словно язык прилип к нёбу, а в голове царила пугающая пустота и только эта мысль металась раненной птицей. Хотя, это было бы слишком поэтичное сравнение, на самом деле, всё было гораздо печальнее. Помните ту игру, где мячик долбится о разные барабаны и нажимает кнопки под веселую музыку и беспорядочный гомон? Вот именно такая картина нынче была в твоей многострадальной голове. Видимо, бессонная ночь всё-таки начала отражаться на твоем состоянии, а может быть дело было и в нервном потрясении, ведь не каждый же день ты узнаешь, что твоей давно потерянный брат, возможно, всё ещё жив.

Движение на дорогах Эдинбурга было довольно оживленным, в паре мест вам пришлось потолкаться в пробках, что добавило ещё минут сорок к вашей дороге, о чём ты тут же сообщил своему попутчику.

- Главное выбраться из города, дальше дорога должна быть пустой, - ты не оправдывался, но, судя по всему, Ирландец начинал нервничать. - На трассе А90 должны были закончиться ремонтные работы, так что ехать около 120 миль, часа три, может чуть меньше, но вряд ли нам повезёт так...

Ты тяжело вздыхаешь, тормозя в хвосте очередного затора.

+1

6

тебе кажется, что ты весь состоишь из прошедшего - из сплошных «много лет назад» и «когда-то давно», из «было» и никогда из «будет». ты увязаешь в прожитых тобой годах словно попав в обманчивую ловушку жарких зыбучих песков, с каждым днём ты всё больше погрязаешь в них, с каждым днём всё меньше шансов выбраться. все твои мысли, все твои чувства против твоей воли постоянно сравнивают, сравнивают тогда - и сейчас. ты не можешь не оглядываться в своё прошлое, там могут таиться такие нужные тебе ответы, проблема только в одном - в какой-то момент ты разучился задавать вопросы. ты еще продолжаешь жить, но уже выпал из течения времени - ты не пытаешься в него вернуться.

ты не подходишь для настоящего, ты не умеешь думать о будущем.

жажда заставила тебя оставить Эйре, жажда заставила - жажда продолжает заставлять тебя ломать свою такую простую, такую привычную жизнь. устои, ставшие уже почти традициями, рушатся с громким треском - ты так долго был один, ты так долго избегал людей, что даже старые воспоминания не слишком способны тебе помочь теперь. ты можешь научиться выбирать одежду соответственно эпохе, ты можешь научиться не удивляться всему новому, ты можешь научиться притворяться - это не поможет тебе, это лишь внешнее, наносное. тонкий слой блестящего золота, скрывающий старую почерневшую медь - стоит только провести острой кромкой ножа и позолота исчезнет, обнажая твою сущность.

- успел, - усмехаешься уголком губ, - иначе бы меня здесь не было, - с аккуратной осторожностью подходишь вслед за ним к автомобилю. у тебя нет пока причин сомневаться в брате Терренса - он не кажется тебе плохим человеком, всего лишь... человеком. он выполняет свои обещания - ты ценишь это. тебе не нравится разочаровываться в людях, тем более в тех, от кого зависит твоя дальнейшая судьба - слишком многое поставлено на карту и, пусть ты никогда не был азартным, ты просто не можешь проиграть, зная, что на кону.

в машине тебе не комфортно - ты иррационально чувствуешь весь этот металл вокруг тебя, чувствуешь немного сбивающееся с такта рычание двигателя, ты знаешь, что если что-то случится, если вы попадёте в аварию - вся эта груда железа сомнётся словно лист бумаги, погребая вас внутри; ты не желаешь так глупо умереть - ты вообще не желаешь умирать, если уж на то пошло. ты еле заметно вздрагиваешь от каждого гудка клаксона - но больше всего тебя нервируют пробки, о которых ты, привыкший путешествовать пешком, забыл - или не знал вовсе. ты вытаскиваешь из кармана часы, пытаясь сообразить, сколько же времени вам отмерено, сколько времени отмерено лично тебе - твой спутник явно не скован рамками рассвета.

- я надеюсь, что мы успеем, - киваешь одновременно и сам себе, и в ответ на реплику Ти Джея, - расскажешь, куда именно мы едем? - наконец поворачиваешь голову в его сторону и очерчиваешь взглядом его профиль; тебе кажется, что стоять вам здесь еще довольно долго - но в любом случае дорога дальняя и если ты не хочешь продолжать думать обо всех опасностях, что она таит, тебе лучше завязать беседу - обычно людям хватает наводящих вопросов прежде чем они начинают рассказывать сами - даже о том, чего ты не спрашивал, тебе же останется только слушать - и слышать.

+1

7

Тебе редко бывает некомфортно рядом с людьми. Обычно ты - душа компании; люди тянутся к тебе, потому что ты знаменит, люди тянутся к тебе, потому что ты классный парень, с тобой никогда не бывает скучно и все знают, что Ти Джей - ходячий праздник. Само собой, обычно предпочитают опускать ту часть "праздника", в которую вмешиваются различные стимулирующие препараты, но пока вы молоды, пока до безобразия глупы и самонадеянны.. что помешает вам разрушать себя? Алкоголь, наркотики, незнакомые люди, странные компании и сомнительные затеи - всё это неотъемлемая часть вашей жизни, но у каждой монеты две стороны и без тьмы невозможно было бы существовать свету. Столько восходов вы встретили, сколько историй можете рассказать, да, не все они со счастливым концом, но разве не в этом смысл жизни? Ты должен что-то делать, куда-то стремиться, не обязательно к материальному благосостоянию ведь, не в построении карьеры цель, а во впечатлениях, в опыте, в адреналине, что бурлит. Таким был ты, полным жизни и стремлений, возможно лишь фортепьяно было способно полностью передать твою суть, но то, что происходило сегодня, то как ты чувствовал себя рядом с твоим новым знакомым... не вписывалось ни в какие рамки. У Ти Джея Хаммонда в кои-то веке не было слов, не было подходящих реакций и... Под ложечкой в груди как-то нехорошо тянуло. Это нельзя было описать как "дурное предзнаменование", ты не верил в них; доверял интуиции, но не этой растущей внутренней паранойе. С другой стороны, что-то с ней нужно было делать, но что? Ответ на этот вопрос активно передвигался в твоем личном рейтинге приоритетов вверх.

- И как бы я должен был узнать о том, что ты не собираешься прийти? - в твоем тоне не было претензии, по крайней мере, ты надеялся на это. - Если бы ты не успел с делами... Прислал бы почтового голубя?

Ты косишься на своего пассажира, усмехаясь уголками губ. Но и правда... Телефона у этого странного парня или не было вовсе, или он пытался оставить как можно меньше следов за собой, что в очередной раз подтверждало, что человеком он был непростым и за ним явно тянулся хвост из какого-нибудь дерьма. Только вот что он натворил или к чему готовился?

Плотное движение в это время суток для Эдинбурга - обычное явление, так что ты спокойно ждал, наблюдал за миганием светофора, за медленно передвигающимися машинами и изредка бросал изучающие взгляды на Джилроя. Всё-таки ближайшее время вы проведете вместе, да и в молчании, которое периодически повисало в салоне было не слишком удобно, приходилось как-то себя занимать.

- Успеем к чему? - спрашиваешь его, когда в очередной раз поток автомобилей замирает. - Точный адрес я тебе не назову, по понятным причинам, - ты на мгновение замолкаешь, усмехаясь, и продолжаешь. - Ну, и потому что я его, если честно, просто не знаю. Не уверен, что он там даже есть... Или не может быть дома без адреса? Хм.. Но, в общем, едем мы под Абердин. Так что три часа.. Плюс - сколько потеряем в этой толкотне.

За спиной кто-то начал остервенело сигналить, ты устало вздыхаешь, взгляну в зеркало заднего вида.

- Вот всегда было интересно, эти кретины, когда давят на клаксон, считают.. что? Что тут вот впереди кто-то просто заснул или замечтался, засмотревшись на радугу? Идиоты...

+1

8

ты пытаешься расслабиться, устроиться хотя бы немного удобнее и забыть о своей иррациональной для жителя уже давно наступившего двадцать первого века паники. ты нервно облизываешь губы, чуть сползаешь в кресле, стараясь не смотреть на дорогу и не думать о том, где ты находишься; куда как проще зацепиться взглядом за лицо Ти Джея - нормальное, человеческое лицо, не внушающее тебе глубинного ужаса перед неизбежным и неотвратимым. людей можно опасаться, людям можно не доверять и стремиться выведать их планы, но люди - старое и знакомое до малейшей капли крови зло.

и не всегда зло - ты признаёшь это.

ты не чувствуешь себя представителем другого вида, ты всё еще человек, пусть и живущий слишком долго, пусть и вынужденный питаться совсем отличными от нормального способами, неважно - они называют тебя монстром, чудовищем, тебе плевать, ты знаешь, что должен сохранить человечность. иногда тебе кажется, что её, человечности, в тебе куда как больше чем в любом из них. эти мысли - гордыня, один из смертных грехов, ты стараешься не думать, но с каждым попадающимся тебе на пути братоубийцей или предателем это становится всё сложнее. с каждым попадающимся тебе на пути обычным человеком, не хорошим, но и не плохим, это становится немного легче. к какой категории относится твой спутник?

- если бы я не пришел вовремя, тебе пришлось бы подождать - совсем как я ждал тебя, - усмехаешься, - если бы я не пришел вовсе - это значило бы, что сделка отменяется по независящим от меня причинам, - расплывчато говоришь, подразумевая то ли собственную смерть от солнечных лучей, то ли обнаруженные факты о несколько опасной деятельности его семьи, - почтовые голуби устарели еще когда я... еще столетие назад, хотя во время мировых войн... хм...

ты морщишь лоб, непонятно зачем вспоминая использовалась ли тогда голубиная почта, но встряхиваешь головой, выныривая из воспоминаний. тебе приходилось слышать от своей воспитанницы, что это безумно подозрительно для любого современного человека - эти дурацкие погружения в свои мысли или в чертоги памяти. она вообще была умницей, очень жаль, что она погибла - она помогала тебе выжить не только делясь своей кровью. она была так молода и неопытна, ты отвечал за неё и не смог защитить - и теперь расплачиваешься этими безумными поисками в глубине Шотландии.

- мои дела никуда не деваются, равно как и обязанности, я не располагаю своим временем в полной мере, - машинально и привычно начинаешь отвечать ему как отвечал уже многим не-знающим людям, но почти сразу замолкаешь, пытаясь осмыслить его слова. Абердин. черт, ты должен был догадаться, три часа, ну конечно, почему ты просто не посмотрел карту, чем ты занимался целую ночь - собирал сведения о Хаммондах? настоящая опасность тем временем таилась прямо у тебя перед глазами, проклятые адские псы, ты и так ужасно рисковал, приехав в Эдинбург, но Абердин - совсем другое... черт. но что тебе делать?

ты с силой закусываешь губу, он еще что-то говорит про дорогу и про идиотов, тебя же волнует совсем другое - как тебе поступить? может быть следует отправить его одного, но где гарантия, что он вернётся? может быть тебе следует быть как можно быстрее и аккуратнее и тогда ты сможешь ускользнуть от внимания абердинской стаи? но что если тебя всё-таки почуют? что ты будешь делать тогда? что будет делать тогда Ти Джей? вряд ли он станет хорошим помощником - вряд ли он станет помогать тебе, узнав, кто ты на самом деле. но...

Отредактировано Gilroy MacKenna (2015-05-28 00:58:03)

+1


Вы здесь » DEATHLESS: the dead are back for life; » good omens. » глава первая. дерево висельника. [18.11.2014]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC